Арзамас Курган Магнитогорск Москва Новосибирск Омск Пермь Санкт-Петербург Северодвинск Симбирск Тверь Череповец
Статьи О язычестве Ящер

Ящер

Ящер


«Ни в летописях, ни в основных поучениях против язычества, ни в волшебных сказках, являющихся рудиментами мифа, ящера нет. По этому вопрос об этом культе ни когда не ставился в литературе. (…) Слова «ящер» нет ни в трехтомном труде А. Н. Афанасьева, ни в двухтомном энциклопедическом словаре «Мифы народов мира». »[i]

Борис Александрович Рыбаков.


Неоязычники нашего времени уверенны, что у древних славян прежде существовал бог подземного мира – Ящер.

Убежденность их порождена предположением академика Рыбакова высказанное им в его фундаментальном труде – «Язычество древней Руси». Пытаясь представить, чем была дохристианская вера славян, Борис Александрович начал моделировать вероятные формы этой религии. В науке есть такой вид исследования, который называется «историческая реконструкция». Реконструкция позволяет попробовать упорядочить разрозненные данные в систему и обнаружить места, в которых знания об исследуемом предмете согласуются и образуют гармоническое единство или нестыковки, подчеркивающие наше незнание каких-то элементов исследуемого предмета. Случается, что увлеченные ученые в азарте исследования начинают прикрывать очевидные нестыковки иногда нелогичными доводами, на жаргоне историков это называется – «натяжки». Но уж очень хочется достроить реконструируемую систему и завершить работу. Грешат «натяжками» в той или иной степени все без исключения исследователи, но только те, которые действительно исследуют и не боятся делать предположения.  Не грешат натяжками только те «ученые», которые выводов не делают ни каких, производя псевдонаучную макулатуру, состоящую только из цитат на уже написанные кем-то работы. Профессионалы относятся к натяжкам спокойно, понимая, что во всей полноте реконструировать что-либо из прошлого не возможно. И с благодарностью принимают любые профессионально сделанные реконструкции, ибо это труд, даже если в чем-то и не удачный.

Пытаясь восстановить религиозную картину мира славянина – язычника, Борис Александрович, как специалист высочайшего уровня, прекрасно понимал, что по всем признакам у славян в религии и мифологии некогда был персонаж, связанный с подземным миром и водой. Некое древнее хтоническое божество с некоторыми демоническими чертами. Под впечатлением от множества изображений драконов и драконьих голов, украшающих домашнюю утварь, каменную резьбу, элементы архитектуры древних русичей, академик высказал мнение, что это существо называется «ящер». И что оно и есть тот необходимый для реконструкции славянской религии элемент, который, безусловно, когда-то существовал.

Само же слово - «ящер» появилось (как я понял) от неудачного анализа и на его основе сделанного предположения. А анализировалась детская игра в «Яшу». В этнологии и фольклористике есть такая безусловная аксиома, что очень часто детский фольклор: считалки, игры, присловья, являются не чем иным, как деградировавшими древними серьёзными занятиями взрослых. Так многие считалки восходят к секретному (арго) счету охотников и скотоводов. Существовало мнение, что пересчитав людей, зверя или скотину, можно невольно их сглазить, навести порчу. Вот и появились тайные счёты призванные обезопасить хозяина от падежа скота: « эни, бени, рики, паки, тарас, буль, каляки, шмаки…» Со временем, назначение этих считалок было за ненадобностью забыто, а в детской среде сохранилось для выбора водящего в игре. Или известное прежде всем мальчишкам присловье – «Сцы в одно море, чтобы не было горя!». Оно, как руководство к действию требовало от всей мальчишеской компании, во время прогулок, одновременно мочиться всем без исключения, в одно место. Казалось бы, глупое суеверие, абсурд! Нет. Это древняя, очень практичная заповедь для мужской боевой группы. Если поступить не так как требует присказка, то потенциальный враг - следопыт сможет пересчитать разные «моря» и понять какое количество воинов проходило в этом месте. Потом, на основании этой информации создать численный перевес и погубить всех не слушающих присказки. Такой важный навык, касающийся выживания, прививали с самого детства через поговорки и присказки.

Это отступление я сделал для того, чтобы пояснить, почему Борис Александрович решил использовать детскую игру «Яша» в качестве матрицы для реконструкции обрядовой стороны почитания «древнеславянского бога» Ящера. Название игры «Яша», он трактовал, как искаженное временем и  детьми слово «Ящер». А игра такая:

Дети водят хоровод; в центре круга сидит мальчик «Яша». С подачи академика Рыбакова неоязычники переделали его в «Ящера». Кому быть Яшей, выбирают девочки. Усадив его в круг, они накидывают на него платок, словно плащ. В процессе игры он поочередно отбирает у девочек венки, которые девочки должны выкупать поцелуями, песнями или пляской. Вариантов песни, под которую проходит игра, много. Нет возможности их тут привести. Заинтересованный читатель сможет без труда эти песни отыскать. Предложим один характерный вариант. Все прочие похожи и настроением и сюжетом. Это песни шуточные, игровые, как «чижик-пыжик».

«Сиди-седи Яша
Под ореховым кустом,
Грызи-грызи Яша
Орешки коленые, милою дареные.
Чок-чок, пятачок!
Вставай Яша, дурачек.
Где твоя невеста,
В чем она одета,
Как ее зовут
И откуда привезут...»

 Академик видел в этой детской игре воспроизведение обряда поклонения «славянскому богу» - Ящеру.

Которому жертвуют юных дев. Только в смягченной, уже игровой форме. Неоязычники его дружно поддержали и даже сделали эту игру своей религиозной практикой! Хочется отметить, что у нашего народа в неё играли люди очень юные, только начинающие познавать особенности общения между полами.

Мне кажется, вывод о том, что в игре скрыт обряд поклонения «богу» Ящеру, не спорен даже, а в корне не верен.

Такими методами можно обнаружить так же, например, древнего «славянского бога» Штандаря[ii] и «богиню» Лапту[iii]. И сделать вывод, что эти две любимые детьми игры воспроизводят ритуальные убийства людей (в символической, конечно, форме). Но прежде это были кровавые языческие обряды, призванные ублажить «бога» войны - Штандаря и его ветреную, озорную, но беспощадную супругу - Лапту.  На основании значений их имен можно сделать вывод, что имя Штандарь, восходит к слову «штандарт», что означает военное знамя, которое, вероятно, было устойчивым атрибутом воинственного «бога» Штандаря. Этот признак сближает его с верховным богом балтийских славян Свентовитом. Центром культа Свентовита был остров Руян (ныне о. Рюген, в восточной Германии). Ибо  Свентовит тоже был богом воинственным, а одним из главных его атрибутов был штандарт красного цвета называемый – «станица». О воинственной супруге бога Штандаря можно (исходя из значения её имени) сказать, что у неё вместо руки, вероятно, была какая-то особенная звериная лапа. Скорее всего, медвежья. Очевидно, что она была и оборотнем в медведя, точнее в медведицу. Вероятно, что когда Лапте хотелось, то она становилась  очень женственной. Не случайно до сих пор, при виде нежной женственной девы, мужчины её сравнивают с полузабытой богиней Лаптой, называя красавицу  ласково – лапочка. И если искать её аналоги в античной традиции, то более всего её облик и поведение напоминает богиню – охотницу Диану, прекрасно умеющую стрелять и мчаться как ветер, неотступно преследуя врагов  бога Штандаря и богини Лапты…

Пожалуй, остановлюсь…  Видите, до чего можно договориться если учёный увлечётся?…

Не подумайте, что я насмехаюсь над Борисом Александровичем. Боже, упаси! Он невероятно много сделал для исторической науки! Просто, мне подумалось, что в веселой, шутливой форме легче описать методы,  приёмы и способы обращения с человеческим мозгом, от которых вскоре появляются на свет древние «славянские боги» такие как (Ман, Таруса, Дый, Барма, Девана) Ящер, например, или богиня плодородия Макошь. И ведь, у Академика Рыбакова присутствует, безусловно, добротная научная методика работы с материалом и искренность. Чего не скажешь о современных «носителях «славянской» веры».

К сожалению, советская методика работа со славянским мифологическим материалом оставляла желать лучшего. Она начинала формироваться заново. Со времени выхода книги прошла четверть века. К тому же, очень сильно влияло на исследователей ярмо атеизма. Может, даже, что это было главным камнем преткновения, ключевой проблемой. Государственное антихристианство, выраженное в форме воинственного безверия, не позволяло чувствовать духовную - религиозную жизнь верующих людей. А ведь язычество – это не вышивки и хороводы. Это - религия! Атеистическим сознанием изучать религию - это всё равно, что измерять медицинским градусником глубину понимания русской литературы.


Польский бог – Iesse.

Когда стало понятно, что прямых доказательств (хотя бы наличия имени «бога» Ящера) у восточных славян не найти, то в поисках подтверждения выдвинутой гипотезе о наличие у славян бога ящера, Борис Александрович обратился к историческим материалам западных славян, а именно к польским.

В польском документе первой четверти XV века, опубликованном Станиславом Урбанчиком, содержалось наставление против язычества. Внимание ученого привлекло имя одного из упомянутых там языческих польских богов – Iesse (Иессе),  упомянутого наряду с именами богов Alado (Аладо)  и Gardzyna (Гардзына). Но кто такой этот Iesse, совершенно не понятно. Рыбаков склонен видеть в нем произнесенное по-польски имя Ящер. Посоветовавшись с людьми, которые хорошо знают польский язык, опираясь на их мнение, я пришел к заключению, что это совсем разные имена. К тому же Iesse упоминается в одном ряду с Alado (Аладо) и Gardzyna (Гардзына), то есть у них (перечисленных вместе богов) должны быть какие-то совпадающие (или хотя бы не противоречащие) функции. Упомянуты же они по поводу празднования зелёных святок, а этот весенний праздник жизни и радости ни как не вяжется с умозрительными злодейскими функциями подземно водного страшилища.

Встречается похожее имя польского бога так же и в Ченстоховской рукописи Яна из Михочина (1423 г.), по тому же поводу. Там он назван Issaya (Иссайя). Повод тот же – увещевание к пастве, ходить в костёл, а не на моление к языческим богам. Речь опять идет о зеленых святках. И имя так же не пожоже на Ящера.

Есть упоминание, датированное 1420-и годами. Всё по тому же поводу. В этом поучении против язычества он назван – Iassa. (Иасса)[iv] Опять совсем не похоже на Ящера.

Мне кажется, что у этого языческого польского бога нет ни чего общего с тем образом гипотетического славянского языческого «бога» - Ящера, который нарисовал Борис Александрович. Не похожи функции: Ящер – убийца и царь подземелий и водного дна. Iesse (Иессе)– связан с радостным праздником весны и жизни.  Фольклористы подтвердят, что все славянские праздники весенне-летнего цикла, это торжество радости и веселие, по поводу возрождения жизни в природе. И что-то не приходит на ум ни одного примера, хотя бы намекающего на моление или призыв тёмных сил. Наоборот, дух этих праздников враждебен смерти и силам тьмы.

Представления о ящере у неоязычников. «Славянский бог», которого ни когда не существовало.

Один из ключевых доводов, который приводит академик в пользу того, что «бог» Ящер прежде существовал, это описание новгородских гуслей 12 века. В оформлении новгородского инструмента он увидел символическую иллюстрацию жертвоприношения коня водяному (ящеру). Предоставим слово автору:

«В верхней части лицевой стороны, на открылке изображен не только огромный ящер, но целая композиция: налево от ящера, отделенная от него орнаментальным завитком, изображена лошадь с низко опущенной мордой и подогнутыми передними ногами. Морда коня касается сетей; конь как бы опускается в воду. Многочисленные фольклорные данные очень определенно говорят о том, что «водяным» приносят в жертву живую лошадь или конский череп.

А. Н. Афанасьев подробно описывает жертвоприношение коня водному хозяину: «Крестьяне покупают миром лошадь, три дня откармливают её хлебом, потом надевают два жернова, голову обмазывают медом, в гриву вплетают красные ленты и в полночь опускают в прорубь или топят среди реки»

В свете этих данных вся композиция на новгородских гуслях расшифровывается как жертвоприношение коня водяному (ящеру) в магических целях получения богатого улова рыбы (сети у ног и у морды коня). Все здесь пронизано языческой архаикой и на первый взгляд противоречит археологической дате – гусли найдены в строении, сгоревшем в пожаре 1177 г.»[v]

Вот так эти гусли изображены в книжке «Язычество древней Руси» на 272 странице.

На оригинальных, археологических гуслях, а не на предложенном рисунке, то место на инструменте где расположена «голова коня», сильно повреждено. Там совершенно невозможно даже представить, что это голова коня. Более того, это, вовсе и не голова, а, напротив – задние ноги зверя. Борис Александрович, полагал, что приведенный выше рисунок сделан добросовестно, поэтому ошибочно принял изображенное за «бога» Ящера. И я бы поверил этому рисунку, если бы у меня не было возможности увидеть оригинал. При внимательном рассмотрении хорошо понятно, что лошади там нет вообще.

Это, конечно же, не ящер, уже по тому, что у ящера, как и у крокодила не может быть ушных раковин. У них есть только слуховые отверстия. А у изображенного на гуслях зверя они отчетливо выражены.

Зверь этот, по всей видимости, ручной медведь, который лижет себе спину. Вывод о том, что зверь приручен, можно сделать на том основании, что у него на шее изображен ошейник, а к ошейнику вдоль спины тянется веревка.  Из этого следует ещё один вывод, что это медведь поводыря - скомороха. А скоморохи были известными игрецами, в том числе и на гуслях. Вот скоморох и вырезал себе (или заказал кому) гусли со скоморошьим медведем.

Тот «сетчатый орнамент», что Борис Александрович принял за изображение «рыбацких сетей», это не декоративный элемент, а технологический. При использовании некоторых видов клея, такие насечки делаются для более плотного сцепления склеиваемых поверхностей. Гусли были найдены без верхней резонаторной доски, а насечки были сделаны для её приклеивания. Вот как выглядят гусли после реставрирования, когда резонаторная доска приклеена. Все «сети» закрыты от нашего взора резонаторной доской.


Вот у нас и не осталось, ни коня, приносимого в жертву Ящеру, ни сетей, ни самого Ящера. Остались просто новгородские гусли, скорее всего, принадлежавшие скомороху. Они и оформлены атрибутом скоморошьего промысла – изображением ручного медведя.



 Коркодил

Прежде чем в работах Бориса Александровича появляется термин «ящер», исследователь рассказывает читателям новгородскую легенду о Волхове. О том, что в реке когда-то жил колдун, который перегораживал реку и топил корабли. Делал он это в облике коркодила. Почему-то Борис Александрович упоминая предания о коркодилах на севере Руси, отождествляет их с ящером, которого даже термина ни где не встречается. Почему-то, без объяснений сообщается, что коркодил, на самом деле – это ящер и всё. И после этого сообщения все сообщения о коркодилах уже, следует воспринимать как сообщения о ящере. Совершенно безосновательное утверждение. Сообщения о коркодилах действительно существуют и не мало, на протяжении веков. А вот о ящерах нет ни чего, ни о боге таком, ни о животных и слова даже такого не употребляют. Зачем академику потребовалось создавать не существовавшего ни когда бога? Не понятно.

Но давайте обратим наше внимание на сообщения о коркодилах

Древнерусское и церковнославянское слово «коркодилъ» Происходит от греч. κροκόδειλος «крокодил, ящерица».  Современное русское слово «крокодил» — (по мнению филологов) заимствовано с запада, возможно от немцев Krokodil приблизительно в ХVI веке. Есть ещё попытка вывести происхождение слова от славянского слова «корка», имея ввиду грубую шкуру крокодила. Наверное, в этом случае мы имеем дело с народной этимологией. Подобно тому, как поморы называли Стокгольм, Стекольным, по созвучию и из-за того, что там производили стекло. Впрочем, среди славянских демонов болезней, встречающихся в русских заговорах есть, двенадцать сестриц  трясовиц -  лихорадок. Имена их известны. Так вот одну из них именуют Коркодия. Может быть, есть связь между именем этой демоницы и вполне плотского коркодила? Не знаю. Не исключено, что тут есть и какая-то параллельная этимология слова, возникшая на славянской почве. Упомянул об этом, только для того, чтоб заинтересовать исследователей, которые может быть, будут разрабатывать далее эту тему.

Я далее буду употреблять слово «коркодил»,  в тех случаях, когда речь идёт не о известных нам животных – крокодилах, а о некоем существе, похожем на крокодила, которое на Руси называлось «коркодил». На поверку, оно может оказаться и ящерицей и тритоном и саламандрой. Мы не знаем точно, что это было за животное. Возможно, то обстоятельство, что русских коркодилов именуют не русским названием и подвигло Бориса Александровича искать другое - славянское слово для их обозначения. Может, так постепенно, перебирая варианты, он и пришел к термину «ящер».

Дело, так же, в том, что коркодилы ни когда не обожествлялись на Руси. Они воспринимались как зловредные животные, причиняющие людям всяческие неудобства, и более ни как. Тот случай, что колдун Волхов оборачивался в коркодила, совершенно не делает коркодила славянским богом. Оборачиваться на Руси любили и в волков и в лягушек и в свиней… и это ничуть, не сделало этих животных богами. Цитируя сообщения о коркодилах, как доказательство  существования ящера, надо помнить, что коркодилы воспринимались всегда без симпатии и не считались богом, а слово ящер и вовсе не употреблялось, ни в качестве названия животного, ни в качестве имени бога.

Перечислим в хронологическом порядке известные нам сообщения о коркодилах.

Первое из известных сообщений о коркодилах мы не можем точно датировать.  но было это в легендарные времена. Два племенных вождя - Словен и Рус - начали искать во Вселенной "места благопотребна", "яко орли острокрилатии перелетаху сквозе пустыня". Спустя 40 лет блужданий они достигли огромного озера, названного в честь сестры  Словена  Илмеры. На берегу Волхова ("зовомого тогда "Мутная") был построен город Словенск Великий ("а иже ныне - Нов град"). "И от того времени новопришельцы скифстии начата именоватися словены...". Далее легенда излагает древнее предание:

"Болший сын оного  князя   Словена  -  Волхов   бесоугодный  и чародей, лют в людех тогда бысть и бесовскими ухищрении и мечты творя и преобразуяся во образ лютого зверя коркодела и залегаше в той реце Волхове водный путь. И непоклоняющихся ему овых пожираше, овых изверзая потопляше.» "Наше же христианское истинное слово... О сем окаянном чародеи и волхве - яко зло разбиен бысть и удавлен от бесов в реце Волхове и мечтании бесовскими окаянное тело несено бысть вверх по оной реце Волхову и извержено на брег против волховного оного городка, иже ныне зовется Перыня. И со многим плачем от невеглас ту погребен бысть окаянный с великою тризною поганскою. И могилу ссыпаша над ним вельми высоку, яко есть поганым. И по трех убо днех окаянного того тризнища просядеся земля и пожре мерзкое тело коркоделово. И могила его просыпася над ним купно во дно адово, иже и доныне, якоже поведают, знак ямы тоя стоит не наполняйся»[vi]

1517 и 1526.

Записки австрийского посла в России Сигизмунда Герберштейна, посетившего Россию дважды сообщают нам:

"Эта область (Жемайтия – Г.Б.) изобилует рощами и лесами, в которых иногда можно видеть привидений… Там и поныне очень много идолопоклонников, которые кормят в своих домах (вроде пенатов) неких змей на четырех (коротких) лапках, напоминающих ящериц, с черным жирным телом, не более трех пядей в длину; называются они giwoites… В установленные дни они производят в домах очищающие обряды и, когда змеи выползают к поставленной пище, всем семейством со страхом поклоняются им до тех пор, пока те, насытившись, не вернутся на свое место. Если с ними случается какое-либо несчастье, они приписывают это тому, что плохо кормили и принимали домашнее божество (змею)"[vii].

Исполинская японская саламандра. Напоминает описание нашего гивоита?

Хочется обратить внимание читателей, что австрийский посол, хоть и едет по территории России, но обряд ритуального кормления гивоитов он фиксирует не у русских, а у жемайтов[viii]. И хоть это и говорит о разном отношении  балтов и славян к коркодилам, тем не менее, регион-то один и ландшафт и климат одинаковые. И коркодилы населяли его повсеместно. Интересно жемайтское название коркодилов  «giwoites», родственное русскому слову «животы». Так русские обычно называли обобщенно всю домашнюю скотину. Очень может быть, что у жемайтов, «giwoites», это не название вида животных, а обобщенное нарицательное, как и у русских, то есть – «животы», скотина, домашние животные.

Следующее сообщение летописца из Пскова.[ix]

1582 год.

"В лета 7090… того же лета изыдоша коркодилы лютии из реки и путь затвориша, людей много поядаша, и ужосашося люди и молиша Бога по всей земле. И паки спряташася, а иных избиша. Того же году представися царевич Иван Иванович, в Слободе, декабря в 14 день."

Перескажем.  Вышли коркодилы лютые из реки и перекрыли путь. Покусали (возможно,  что и съели кого) многих людей и ужасались люди и молились богу везде. А ещё и попрятались, а  крокодилов иных убили. И было это 2 декабря. (по новому стилю).

Меня смущает в этом сообщении ни то, что вышли коркодилы из реки, а то, что в начале декабря обычно реки уже стоят замерзшими. Но даже если допустить, что зима случилась очень тёплая и реки не встали, то всё равно, удивляет холодовая устойчивость коркодилов. Кто-то из авторов – исследователей этого странного события озвучил предположение, что де, под Псковом разбежался какой-то проезжий зверинец. Однако, мне кажется, что это не так. Любые заморские крокодилы не выдержали бы такой холодной температуры. Если бы это событие произошло летом, то можно было бы такое допустить. К тому же, коркодилов было явно, очень много, в таком количестве они в зверинце не нужны. Судя по тому, что рептилии в декабре вели себя активно, это были какие-то местные существа, привычные к холоду. Хоть это и не характерно для современных рептилий, создаётся впечатление, что эти коркодилы были теплокровными или холодноводными. Такое странное всплесковое перемещение животных в природе случается. По всем признакам это была миграция, не обычная. Но чем она была вызвана?

Размышляя об этих коркодилах, я думал, что при нашем климате они должны бы ложиться в зимнюю спячку. Проведя в анабиозе зиму, подобно нашим змеям, по весне они бы выходили наружу. Может быть, действительно, случилась очень тёплая зима и, уже залегших зимовать животных разбудила длительная оттепель. Это и могло вызвать их массовую миграцию и неоправданную агрессивность. Как бывает подобное у разбуженного оттепелью медведя – шатуна.

Вот еще одна запись.

1589 год.

Запись сделана агентом Английской торговой компании Джеромом Горсеем. В  году в Польше, по дороге в Россию, он стал участником необычного события, зафиксированного в его дневнике:

"Я выехал из Варшавы вечером, переехал через реку, где на берегу лежал ядовитый мертвый крокодил, которому мои люди разорвали брюхо копьями. При этом распространилось такое зловоние, что я был им отравлен и пролежал больной в ближайшей деревне, где встретил такое сочувствие и христианскую помощь, что чудесно поправился"[x].


Русский лубок. Баба Яга едет с коркодилом драться.

Обратите внимание, что все события с упоминанием массовых встреч с коркодилами приходятся на период с 1517 - 1589 год.

Это длительный период времени, сравнимый с продолжительностью существования Советского Союза. Ни о каких «разбежавшихся зверинцах» речи быть не может. Вероятно, всё же, что тогда было временное потепление, длившееся около 100 лет. Примечательно, что коркодилы изумляют, в первую очередь, иностранцев. Это говорит о том, что в Западной Европе таких животных нет или меньше чем у нас, а так же о том, что русские с ними знакомы. В псковском летописном сообщении, говорится не об удивительном звере коркодиле, а об необычном поведении этих животных. Они двигались куда-то массой, перегораживая дороги и нападали на людей. Память о коркодилах закреплена и в топонимах. Так, например, в Подмосковье, под городом Клином, некогда существовал Спас-Крокодильный монастырь (ныне село Спас-Коркодино).

Новгородские костяные бляшки и резьба по дереву.

Один из основных аргументов Рыбакова в пользу существования культа Ящера у славян, это то, что в Новгороде найдена масса костяных пряжек с изображением рептилий и деревянная резьба с головами «ящера».

Накладная бляха с изображением дракона. Кость, резьба. Размер 5.5 X 5.5. Начало XIV.  Новгород.

На самом деле на всех этих изделиях изображен не ящер и не коркодил. Как правило – это крылатый змей. Это совсем не морской царь и не подземный житель – это летающее существо.

Накладная бляха с изображением дракона. Кость, резьба. Длинна 7 см. Новгород XIII век.

Итак, на всех бляшках следует обращать внимание на наличие крыльев. Если они есть, то это дракон. Попадаются, так же, изображения змей, но не ящеров.

Деревянная резьба – особый случай. В иллюстрациях к книге за скульптурное изображение ящера (ручки ковшей) приняты конские головы. Приведем эти иллюстрации и разберем их.

Резные головы на коньках крыш и ручках ковшей. Из книги Б. А. Рыбакова Язычество древней Руси. Страница 279.

Две верхние головы – это, безусловно, головы хищных рептилий. Но это головы изображены на коньках крыш. Совершенно естественно, что там должны быть расположены головы летающих созданий – драконов, но уж не «царя морского и подземного бога». Не логично на самом верху дома, практически в воздухе размещать изображение «ящера» или коркодила. Дом являет собой модель мироздания. И в этой модели все логично. Не может подземно-подводный зверь или его символ находиться в небе, венчая всю модель мироздания. Может там находиться, например конь. Конь, по - мифологическим представлениям возит солнце по небу, по этому, размещение коня на самом верху дома уместно.

Следующие три рукоятки ковшей – это совсем не ящеры, это кони. И пусть не смущает читателя, что у коней какие плотоядные морды. Северный европейский стиль любил изображать так и коней и, даже зайцев. Свирепость считалась признаком силы и энергии. И по всей северной Европе животные изображались яростными и динамичными. Этот стиль, подобный скифскому (точнее, скифский стиль, это вариант общего «звериного стиля») некогда был распространен далеко на восток, вплоть до Китая. Варианты этой изобразительной формы можно встретить везде, где жили индоевропейцы. На резных ручках ковшей хорошо видны конские гривы. Даже гривы, заплетенные в красивые косы. Есть и некоторые элементы упряжи. У рептилий не может быть волос. Это, безусловно, кони.

Последняя рукоятка ковша более всего похожа на рептилию. Даже уши изображены как некая дырка, без ушной раковины. Возможно, и то, что так резчик изобразил пятна на голове ужа. Тогда - это уж.  Может эта рукоятка изображать и голову коркодила или голову змеи. Но встаёт вопрос, от ковша ли эта рукоятка? Ковш – сосуд для питья. Змея (и рептилии вообще) это символ яда и ядовитости. Во времена, когда каждый символ имел значение, когда каждое природное явление воспринималось как знамение, а сочетание знаков – текстом, кто бы поднёс такой ковш с напитком гостю? Такую рукоятку на ковше для питья могли вырезать разве что, как пожелание отравиться. Не верю. Это рукоятка отчего-то другого. Могу предположить, что от плётки или кнута. Кнут и плётка, подобны змее. Они извилисты и «жалят» при ударе.

На основе летописных свидетельств и путевых дневников, незаинтересованных в фальсификации иностранцев можно полагать, что животные похожие на больших ящериц, на Руси водились и называли их коркодилами. Ящер же, неизвестен нашей культуре ни в качестве животного, ни, тем более в качестве славянского бога.




[i] Б. А. Рыбаков. Язычество древней Руси. М. 1988. С. 278

[ii] Штандар – детская игра. Вкратце: цель – попасть в убегающего противника мячом.

[iii] Лапта – русская народная игра, наподобие бейсбола, только лучше и интересней.

[iv] Б. А. Рыбаков. ЯЗЫЧЕСТВО ДРЕВНИХ СЛАВЯН. М. «НАУКА».1994. С. 397.

[v] Б. А. Рыбаков. Язычество древней Руси. М. 1988. С. 272

[vi] "Цветник" 1665 г. Рукопись б. Синодальной библиотеки. См.:Сперфанский М. Н. Русская устная словесность. М., 1917, с. 303 - 304.

[vii] Герберштейн С. Записки о Московитских делах. СПб., 1908. С. 178. Оригинал; «Sunt etiamnum illic idolatrae complures, qui serpentes quosdam quatuor brevibus, lacertarum instar, pedibus. nigro oboeso'que corpore trium palmarum logitudinem non excedentes, Givuoites dictos, tanquam penates domi fuae nutriunt: eosque lustrata domo statis diebus ad appositu cibum prorepentes, cum tota familia, quoad saturati in locum suum revertantur, timore quodam veneratur. Quod si adversi quid illis accideret, serpente Deum domesticum male acceptum ac saturatum esse credunt» (Rerum Moscoviticarum commentarij Sigismundi Liberi Baronis in Herberstain, Neyperg, & Guettenhag <...> Basileae, 1571. P. 113).

[viii] Жемайты – западно литовская этническая группа.

[ix] Псковские летописи / Под ред. А. Н. Насонова. М., 1955. Вып. 2. С. 263.

[x] Horsey J. Travels // Rude & Barbarous Kingdom. Russia in the Accounts of Sixteenth Century English \byagers / Ed. L. E. Berry and R. 0. Crumney Madison: Univ. of Wisconsin Press, 1968. P. 354.